Развивать, не разрушая

Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев: «Строить нужно там, где есть рабочие места»

Московская область – второй по размеру бюджета субъект Российской Федерации. Но близость к крупнейшему мегаполису страны для Подмосковья – это не только плюсы, но и минусы: ближайшие к МКАД города оказались перенаселены, 1,2 млн жителей региона каждый день ездят на работу в Москву, усугубляя транспортный коллапс. Выход – в привлечении инвестиций и создании новых рабочих мест в Подмосковье, считает губернатор Московской области Андрей Воробьев. О том, как он этого добивается, губернатор рассказал, приехав в редакцию «Ведомостей».

– Президент занят обсуждением и подготовкой антикризисного плана, хотя стараются так его не называть, но по смыслу все понимают, что ситуация в экономике тяжелая уже второй год подряд. Готовится ли подобный план в Московской области? Как изменились экономические приоритеты?

– Наш бюджет – второй в стране по размеру, его особенность в том, что доля поступлений от нефтегазовых компаний практически равна нулю. Диверсифицированная экономика позволила нам удержаться и сохранить неплохие показатели. Опора, фундамент экономики Подмосковья – это промышленность, она составляет 26% валового регионального продукта (ВРП). Еще почти столько же – торговля. Доля строительства, несмотря на самые большие объемы ввода в стране, не превышает 10%. Их можно назвать тремя китами. Поэтому бюджет у нас устойчивый. В номинальном выражении он вырос на 9% по сравнению с 2014 г. У нас хорошие показатели по долгу: он не превышает 28–29% от собственных доходов, или 3,5% от ВРП.

Вместе с тем мы все прекрасно понимаем, что отсутствие зарубежных инвестиций, доступных кредитов ставит и малый бизнес, и средний, и крупный в сложную ситуацию.

– Тут контрсанкции еще, конечно, сыграли.

– Абсолютно! Все это дает преимущество тем, кто вносит вклад в продовольственную безопасность. Я вообще считаю, что глобально в экономике России продовольственная безопасность и производство продуктов питания и сельскохозяйственных культур являются вызовом № 1. Мы в Подмосковье занимаемся конкретно этими проектами и с помощью льготного кредитования и партнерства с федеральным Минсельхозом активно реализуем проекты по созданию тепличных хозяйств. Цифры нас радуют, самое главное – чтобы осталась федеральная поддержка, а региональную мы предусмотрели. Например, овощей в прошлом году мы произвели на 35% больше, чем в 2014 г. А на них самый высокий спрос.

– Это появляются новые инвесторы или расширяются существующие?

– И то и другое. К нам пришли инвесторы из Ставрополя, Тюмени, Москвы, Армении. Инвестиции – порядка 35 млрд руб. 

Благодаря тому, что государственная политика позволяет компенсировать не только ставку, которая очень тяжела, но и возвращать капитальные затраты – до 25%. То есть модель, как говорят бизнесмены, просто великолепна. Наращивается производство огурцов, помидоров, сладкого перца, клубники, цветов.

– Не боитесь, что если контрсанкции отменят, то бизнес-модель рассыплется?

– Конечно, будет печально, если вдруг в один прекрасный день производители столкнутся с непреодолимыми препятствиями, например, с дешевым товаром из Турции или Китая. Сегодня все компании понимают, что львиная доля затрат – это электроэнергия и цена на газ. Здесь дела обстоят в общем-то привлекательно. Определяющей для потребителя остается цена продукта. Я очень надеюсь, что наши российские инвесторы это учитывают и стремятся сохранить конкурентоспособность, наращивая объемы производства.

– Стоимость земли в Подмосковье не препятствует таким инвестициям?

– Цена на землю не является препятствием для начала сельхозбизнеса. Мы находим правовые механизмы предоставить землю стратегическим инвесторам по номинальной цене. Другой вопрос – реализация самого проекта строительства, например, теплицы. Для производства необходимы газ, электричество, вода. Плюс у нас создано 28 индустриальных парков.

– Какова структура налоговых поступлений в бюджет?

– Налог № 1, так же как у абсолютного большинства, – это НДФЛ. Конечно, хочется, чтобы лидером был налог на прибыль, это наша мечта.

– Некоторое время была идея добиваться уплаты подоходного налога по месту жительства. Сейчас это все уже забыто? Без шансов?

– Если в черно-белой логике ответить – с шансом или без шансов, то скорее – без. Администрирование НДФЛ по стране является одним из самых эффективных. Создавать рабочие места – это более сильная позиция. Нам удается два года подряд создавать по 70 000 высокопроизводительных рабочих мест. Что значит высокопроизводительных? Это значит: зарплата от 40 000 или от 50 000 руб. Например, в Егорьевске безработица составляет 0,7%. Когда инвестор приходит, у него есть вопрос: а кто будет работать? Мы в ближайшее время открываем первую очередь аэропорта в Жуковском – это 2000 рабочих мест. Если будет открыто три очереди, то жители Раменского, Жуковского, Люберец, Котельников, Дзержинского могут совершенно спокойно работать там. Так же, как сегодня, москвичи ездят работать в Домодедово и Шереметьево. То есть мы разворачиваем ситуацию. И считаем, что это возможно.

– На ваш взгляд, отказ от переноса уплаты НДФЛ по месту жительства – это политическая история, чтобы люди по-прежнему верили, что с их зарплаты берется всего лишь 13% налога, или вопрос в сложности изменения администрирования налога?

– Я думаю, совокупно. Получаешь львиную долю дохода всех региональных муниципальных бюджетов в стране через НДФЛ и вдруг начинаешь ее менять. С чего вдруг? Управляя большими системами, ты ни в коем случае не должен подвергать эти системы риску. Я считаю, что при изменении, очевидно, будет риск. Мне, конечно, хочется, чтобы 1,2 млн человек платили НДФЛ в области, но менять администрирование всей страны из-за одного субъекта неправильно и невозможно. Все-таки более сильная позиция – создавать рабочие места там, где человек живет. Ведь неприятно не только то, что из региона уходят деньги, – это порядка 100 млрд руб. Это еще и ежедневное утомительное полутора- или двухчасовое путешествие для человека только в одну сторону. Недавно я разговаривал с офтальмологом, которая выписывала мне очки. Она за 80 000 руб. ездит ежедневно из Мытищ в Москву. А в Мытищах эта позиция оплачивается на уровне 60 000 руб. 

И я говорю: «А зачем вы за 20 000 руб. ездите каждый день в Москву?» А она отвечает: «Вы знаете, если бы было 70 000 руб., я бы с удовольствием осталась, но у меня ипотека, и я вынуждена – уже семь лет езжу. Два часа я трачу туда, два часа – обратно». А если бы ей где-нибудь рядом рабочее место создать? Вот об этом я переживаю. И если сможем решить эту задачу, люди скажут спасибо.

– Вы говорили про рейтинги глав муниципалитетов. Для губернаторов он тоже существует. И не только такой, который управление внутренней политики составляет, по популярности. Но есть еще и рейтинг правительства. Вы знаете, на каком вы месте там находитесь?

– Знаю. И про рейтинг по развитию инвестиционного климата в регионах. И про рейтинг оценки эффективности органов власти. Это указные рейтинги. И, возвращаясь к вопросам благоприятного климата для инвесторов, по рейтингу инвестиционной привлекательности в 2013 г. область занимала 38-е место, а по итогам 2014 г. – уже 24-е. Приоритетные и основные показатели в рейтинге эффективности органов власти. За 2011 г. область была на 32-м месте. За 2014 г. вошли в 15 лучших регионов России и стали 13-ми. 

Почему 13-ми? Проигрываем по динамике показателей. Понятно: чем больше развит регион, тем скромнее темпы роста, ведь развитие экономики имеет объективные пределы. Но такова федеральная методика оценки. Для каждого губернатора главный рейтинг – и я здесь позволю себе процитировать президента: «Рейтинг – это доверие людей».

(Печатается в сокращении. Полный текст интервью можно прочитать

на официальном сайте газеты «Ведомости»: 

www.vedomosti.ru)

Рубрикатор газеты "Реут":