Служу России!

Николай Турапин: «Главное дело мужчины – это защищать Родину!»

23 февраля, в недавнем прошлом – День Советской Армии, многие республики бывшего Союза отмечают как День защитника Отечества. История этого праздника корнями уходит в советское революционное прошлое. Сегодня 23 февраля стал днем мужчин, которые служат в армии или в каких-либо силовых структурах. Наш герой прошел первую чеченскую кампанию, десятки раз побывал в бою. На себе испытал все трудности армейской жизни. Заместитель главы администрации города Реутова, генерал-майор Николай Турапин – гость редакции.


От первого лица

Глава Реутова Сергей Юров:

Обеспечение безопасности – одна из важнейших задач городской власти. Жители Реутова должны спокойно жить и работать, быть уверенными в том, что в случае необходимости они оперативно получат любую помощь. 

Мы рады, что в нашей команде уже 13 лет работает Николай Дмитриевич – человек с блестящим образованием, богатым опытом работы, в том числе и в горячих точках, который помогает нам эти задачи успешно решать. 

Николая Дмитриевича отличают принципиальность, тактичность, большая ответственность за полученное дело. 

Я поздравляю Николая Дмитриевича с Днем защитника Отечества – праздником мужественных и сильных людей. 

Желаю здоровья, благополучия, успехов!


Как закалялась сталь

– Вы начинали профессиональную карьеру курсантом и дослужились до звания генерала. Достигли всего, о чем мечтали?

– Когда после 10-го класса средней школы я поступил в Омское высшее танковое техническое училище, я и не думал, что когда-нибудь стану генералом. Для меня, деревенского парня, высоты генеральских погон были недосягаемы. Мнение раньше было такое, что достичь этого можно только при наличии какой-то поддержки, а у меня ее не было. 

В танковом училище спрашивали: «А почему ты сюда приехал?» – «Люблю технику». – «А что будешь делать, если не поступишь?» – «Приеду на другой год». – «А если и тогда нет?» – «Приеду на третий». Страшно боялся провалиться, но приняли. 

Учителя у нас были замечательные. Некоторые из них прошли Великую Отечественную войну, включая начальника училища, его заместителей и многих других достойных офицеров. Они умели учить и воспитывать по-настоящему.

Позже, выйдя из стен военной академии бронетанковых войск в звании майора, я знал, что нет ничего невозможного. Понял, что у меня получается не хуже, чем у остальных, а в некоторых вопросах разбираюсь даже лучше. Так потихоньку, должность за должностью, я стал генералом.

– Правда, что, посмотрев в детстве фильм «Отец солдата», вы решили, что станете военным?

– Наше поколение – это поколение детей и внуков фронтовиков. Оно воспитывалось людьми, которые пережили тяжелые годы Великой Отечественной войны. Под впечатлением от их рассказов мы играли в войну, воодушевленные мужеством и героизмом людей того времени, с удовольствием смотрели фильмы, повествующие о войне. 

Помню, когда в сельском клубе показывали фильм «Отец солдата», вся ребятня бежала на премьеру. Посмотрев этот фильм несколько раз, мы бегали в соседнее село, чтобы увидеть его повторно. Это был один из самых замечательных фильмов, который мне удалось посмотреть в детстве. И он остался в памяти. Героизм старого грузинского крестьянина, который в поисках сына, вместе со своими товарищами по оружию, с боями, добирается до Германии, убедил меня в том, что главное дело мужчины – это защищать Родину.

Ценности времени

– Как поменялись ценности времени?

– Когда 12-14 лет назад на призывных комиссиях у призывников спрашивали, с каким желанием они идут служить, из 50 человек только двое говорили: «Продолжая традиции своей семьи, я иду служить в армию с удовольствием». Оставшиеся 48 человек относились к службе негативно. Сегодня картина поменялась. Если один из 50 призывников выразит равнодушие: «Пошлете – пойду, не пошлете – не пойду…», то оставшиеся 49 человек идут на службу по твердому убеждению. Более того, большинство идет служить с одобрения своих родителей. И это положительный факт.

В 1995 году меня назначили командиром бригады внутренних войск в Чечне. За весь период ведения боевых действий я ни разу не видел в глазах своих солдат трусости. Испуг был, но он присутствует в каждом человеке. Так вот, сравнивая боевой дух двух поколений, я могу признать: «Слава Богу, он не упал». Очевидно, что это в традициях, в крови нашего народа.

– Как воспитывать любовь к Родине, чувство гордости за свою армию?

– У меня есть три определения понятия Родина: малая родина – это место, где мама родила; большая Родина – это территория государства, где проживает наш народ, язык, традиции, природа, недра, небо, воздух; Отечество – родина малая, родина большая и огромная любовь к ней. Если человек любит ее безгранично, если готов во имя нее пойти на самопожертвование, тогда он может назвать родину Отечеством.

Как воспитать человека? Должна быть идеология, может быть, та, которая жила в нас начиная со школьной скамьи: честность, порядочность патриотизм, братство, интернационализм. 

Я думаю, что рано или поздно в нашем многонациональном государстве эти ценности выйдут снова на передний план. А в основе этой идеологии должна стоять любовь. Любовь к самым важным ценностям: родине, матери, брату. Тогда, наверное, и будет воспитан тот человек. А уже армейские традиции помогают только укрепиться в этом. В армии существуют дополнительные трудности, которых молодой человек не видит в гражданской жизни. А трудности – они закаливают дух.

Наша служба и опасна, и трудна…

– Какую истину вы вынесли из горячих точек?

– В августе 1996-го при штурме Грозного передо мной стояла задача: через Заводской район выйти к тринадцатому блокпосту. Бой шел практически всё светлое время, и в конце дня я принял решение не оставаться в Грозном на ночь. Выводил бойцов на ночевку в поле, выставлял охранение, уточнял задачи на завтра. Входить в город походным маршем было равносильно самоубийству. Поэтому надо было действовать с оглядкой. Продвигаться по улице можно было лишь после того, как на удалении зрительной связи впереди окапывалось отделение, которое обеспечивало огневое прикрытие очередному. Вот так и заходили в город на 6-7 километров, оставляя за собой целый батальон на прикрытии. Иначе к ночи отрежут, и неизвестно, встретят ли утро солдаты. 

Имея за плечами военное образование, я понимал, что такое война в городе и что нужно сделать для того, чтобы одержать победу. Но когда в бой нужно идти, имея на вооружении минометы образца 1938 года и мины к ним 1937 года выпуска, я понял, что зайти так глубоко с таким оружием – это значит, не выполнив задачу, оттуда не выйти. И когда на просьбу нанести огонь артиллерией по огневым позициям противника слышишь отказ: «Ты что не понимаешь, вопрос нефти, вопрос заводов», понимаешь: кто такие мы и что такое нефть. Я после этого сказал своим подчиненным: «Берлин здесь мы не возьмем, его здесь нет. Все боевые приказы должны выполняться, но главное – беречь солдат…»

– Были эпизоды, которые оставили в памяти неизгладимый след?

– Нас готовили к ведению боевых действий с первого курса военного училища, но чтобы воевать в своей стране – этого я себе в страшном сне не мог представить. И время пришло. У меня погиб солдат при штурме Грозного в первый день – 8 августа 1996 года. В тот день передовые подразделения вышли к заводским воротам нефтеперерабатывающего комплекса. Завязался бой, к противнику подошло подкрепление, я дал команду отходить. Еще несколько раз приказал произвести перекличку: «Все здесь?» – «Все». А отошли – одного нет. Его тело удалось вытащить только через неделю – с пулевым отверстием в затылке и со следами пыток – обожжёнными руками. Этот бой был с украинскими националистами, одетыми в форму наших десантников.

Он был контужен и попал в плен, а они его застрелили. На меня, как на командира, это произвело страшное впечатление. И память об этом, наверное, будет во мне жить до конца дней.

Мирное время

– В 1999 году вас, мастера военной подготовки, назначают командиром дивизии Дзержинского. Что входило в ваши обязанности? 

– Так уж случилось, что на должность командира ОДОН я пришёл, имея за плечами опыт командования дивизией оперативного назначения ВВ на Северном Кавказе. И меня, конечно же, в первую очередь интересовали все те моменты, которые могли бы обозначить острую грань различия между этими соединениями. Большой разницы к тому, как подавляющее большинство солдат и офицеров преданно относились к выполнению своего служебного долга, я к счастью, не увидел. Но то, что эта дивизия имеет богатейшую историю и очень сильные воинские традиции, можно было почувствовать сразу же. 

Золотым фондом дивизии были и остаются её ветераны. В любое время дня и ночи они были готовы прийти на помощь. И что главное в этом – для поддержания боевого духа личного состава они не жалели ни своего времени, ни своего здоровья. Низкий им за это поклон. В дивизии нередко можно было встретить старшего офицера, который начинал службу ещё лейтенантом, а были случаи – и солдатом. И это тоже имело огромное значение, поскольку сохранялась преемственность. 

Любая командирская должность для офицера не является лёгкой прогулкой по жизни. Мне, как и многим моим коллегам, очень хотелось сделать для дивизии как можно больше. Насколько мне это удалось, не знаю. Судить не мне. Но неподдельная гордость за то, что мне когда-то пришлось командовать таким необыкновенным соединением, будет жить во мне всегда. Судьба мне подарила возможность служить и общаться с такими замечательными людьми, как генерал армии Н.Е. Рогожкин, генерал-полковник П.Т. Маслов, генерал-полковник В.В. Овчинников, генерал-полковник В.А. Дадонов, генерал-полковник С.С. Топчий, генерал-лейтенант С.Ф. Кавун, генерал-лейтенант А.И. Гриенко, генерал-лейтенант Д.А. Наливалкин и многими другими. 

В мирное время дивизия выполняет такие задачи, как охрана общественного порядка при проведении массовых культурных мероприятий в Москве и Московской области. После распада Советского Союза она стала одним из сдерживающих факторов, не допустив разгула преступности и бандитизма в столице. 

В 2000-е, после ряда террористических актов в Москве, личный состав дивизии совместно с сотрудниками полиции патрулировал метро. На каждый состав – два патруля: один – в начале, другой – в конце. Сложный был период. Бойцов надо было развести по всем станциям метро, проконтролировать, накормить, а после дежурства собрать воедино. Когда весь личный состав дивизии в одном месте – просто, но когда он рассредоточен по всей Москве, возникают сложности. Дивизия охраняла 400 домов в Москве, где проживала определенная элита, имеющая отношение к руководству государством, и это только сопутствующие задачи. 

– На гражданской службе вы не испытываете ностальгии по боевому прошлому?

– Ностальгия присутствует во мне постоянно. Я прослужил 29 лет, из них 25 – офицером, и могу с уверенностью сказать, что это был самый активный период моей жизни. Находясь в запасе уже более 13 лет, я ни разу не пожалел о выборе своей профессии. И люди, с которыми мне приходится общаться на гражданке, в подавляющем своём большинстве к этому относятся с глубоким уважением.

Я часто бываю в дивизии, встречаюсь с командирами. Многих помню, со многими сохранились хорошие отношения. Сегодня на гражданской должности я отвечаю за вопросы, которые непосредственно связаны с моей профессиональной деятельностью. Это такие направления в работе, как противодействие актам терроризма и экстремизму, организация мероприятий по борьбе с употреблением наркотических средств, выполнение задач в рамках гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности. 

23 Февраля и многое другое

– Как вы относитесь ко Дню защитника Отечества?

– Это один из самых замечательных праздников в нашей стране. Он не потерял своей актуальности даже после того, как распался Советский Союз. 

Со школьной скамьи, с первого класса, когда девочки дарили нам открытки, мы уже чувствовали, что на этой земле мы должны быть не просто ее жителями, а прежде всего мужчинами и защитниками. Защитниками Родины, женщины, семьи. 

– С 2001 года вы живете в Реутове. Какие у вас впечатления от города?

– Я поменял несколько мест: Москва, Калач-на-Дону, Новочеркасск, Владикавказ, Реутов. Реутов – один из лучших подмосковных городов со своим колоритом, со своим характером и добрым, отзывчивым населением. И поверьте, этот город я не променяю ни на какой другой. За все то время, что я работаю, у нас ни разу не было случая, чтобы власть отвернулась от проблем людей. Сегодня глава города Сергей Юров делает ее еще более открытой и отзывчивой к нуждам жителей.

Я живу здесь с 2001 года. За 15 лет я и моя семья успели привыкнуть и полюбить Реутов. Он стал родным. И никуда уезжать отсюда мы не собираемся. 

Беседовал 

Валех Елчиев

Рубрикатор газеты "Реут":