28.09.12 «Аритмичное» интервью

В июне 2012 года были подведены итоги XI Всероссийского конкурса на звание «Лучший врач – 2011». Лучшим врачом-кардиологом была признана заведующая кардиологическим отделением ЦГБ г. Реутова Марина ВОРОНКИНА. До этого была победа в номинации «Лучший врач-кардиолог» на IX региональном конкурсе «Лучший врач Московской области». Эти высокие оценки, как и звание «Лучший работник здравоохранения Московской области», неслучайны. За ними – долгая дорога в профессию, путь, который Марина Владимировна выбрала еще в детстве и в правильности которого не сомневается.

Рабочий день заведующей кардиологией спланировать заранее нельзя. Его регламент полностью подчинен состоянию здоровья пациентов. Выкроить хотя бы полчаса свободного времени в этом плотном графике практически невозможно. Это все равно что нарушить ритм. Поэтому и беседа у нас получилась несколько «аритмичная». То требовалась срочная консультация, то телефонные звонки, игнорировать которые невозможно. Ощущение постоянного форс-мажора, который, тем не менее, удается взять под контроль. Выражаясь телевизионным языком, сложившийся план-образ зав. кардиологией: высокая, стройная женщина, практически летящая по территории больницы сразу с несколькими тонометрами.

– Марина Владимировна, неужели с детства мечталось именно о такой беспокойной профессии?
– О другой даже не думала. Мама хотела стать врачом; к сожалению, у нее не получилось. Все мои детские игры были связаны с врачеванием. Правда, поступить с первого раза в медицинский вуз не удалось. Для того чтобы заработать стаж, что давало определенные льготы при поступлении, пошла на завод. Год занималась на подготовительном отделении и только потом поступила в 1-й медицинский.

– Не возникало сомнений? Не секрет, что о профессии врача мечтают многие, но бывает, что, столкнувшись на деле со спецификой обучения (латынь, «анатомичка»), уходят.
– Да, медицинский вуз - это очень тяжело. Многие родители отправляют детей в мединституты, потому как образование там дается отличное. Но учиться получается только у тех, кто действительно хочет лечить людей. Если хочешь получить специальность, «могу – не могу» не пройдет. Я тоже падала в обморок на хирургии. Справилась.

– Можно справиться и привыкнуть к операциям, а можно ли привыкнуть к тому, что почти все Ваши пациенты на грани между жизнью и смертью?
– Это сложно. Говорят, что все врачи циники, привыкают даже к смерти. К этому привыкнуть невозможно. Переживаешь каждый летальный исход. Начинаешь копаться в себе: что еще можно было сделать. Терзаешься, мучаешься. Нет, к смерти привыкнуть нельзя.

– Кардиология – выбор осознанный?
– Несмотря на то, что в институте занималась в кружке по кардиологии, элемент случайности все-таки был. Ординатуру проходила в кардиологии, но постоянная работа в экстренном режиме показалась сложной, поэтому уходила с мыслью: только не кардиология. Тем не менее, хотела работать в стационаре. Когда в 1987 году пришла в реутовскую больницу, мне предложили на выбор: терапия или кардиология. Я выбрала второе.

– Марина Владимировна, не бывает обидно, когда к Вам поступает уже «результат». Вы же знаете, если бы человек занимался собой, уделял больше внимания своему здоровью, инфаркта удалось бы избежать?
– Очень обидно. В процессе лечения мы говорим: сохраните хотя бы то, что у вас осталось. Это постоянный разговор – иногда с результатом, иногда нет. Пытаешься объяснить, что речь идет даже не о продолжительности, а о качестве жизни. Дорогие, занимайтесь своим здоровьем, оно и в ваших руках! Бывает, таблетка не пошла, бросил. А почему к врачу не пришел? Подобрать лечение сразу сложно, но если больной и врач объединяются против болезни, а не один доктор идет «врукопашную», результат лечения обязательно будет положительным.
Многое зависит от человека, от его жизненной позиции. К счастью, в последнее время наметилась хорошая динамика.
30-35-летние уже занимаются своим здоровьем, четко выполняют рекомендации.

– Как Вы считаете, врач должен обладать какими-то особыми качествами?
– Сострадание, милосердие, умение понять человека, убедить его, повести за собой, потому что люди разные. Как сказал кто-то из великих, дай таблетку и сопроводи ее словом. Одна и та же таблетка из рук разных врачей будет работать по-разному. В этом есть элемент мистики, но когда ты человеку объяснишь, что он принимает, и он тебя поймет, действие лекарства усилится.

– У Вас были хорошие учителя?
– Да. Самый первый учитель Леонид Леонидович Голубев, еще наш незаменимый учитель и помощник Юрий Николаевич Федулаев; мы и сейчас к нему в трудных ситуациях стучимся. Да и коллектив у нас хороший. С Мариной Лениной и Лидией Подгорновой работаем вместе с 1988 года. Неоценимо ощущение постоянной поддержки нашего главного врача Константина Лакунина.

– Марина Владимировна, к сожалению, сегодня врачи не настолько социально защищены, как следовало бы. Кто остается в профессии?
– Остаются те, кто без медицины не может. Молодежи, к сожалению, приходит мало. Чтобы изменить ситуацию, надо улучшить отношение к медикам. Я говорю даже не о зарплате. В прессе только негатив, а нужно поднимать престиж специальности. В этом задача и государства, и общественности, и СМИ.
При тех требованиях, которые сегодня предъявляются к врачу, важна и зарплата. Требования действительно очень высоки - и к диагностике, и к лечению. Прослеживается каждый шаг, истории берутся на экспертизы, просматриваются. Не остается без внимания ни одна жалоба. Если мы не будет повышать престиж специальности, к нам лет через 20 подойти некому будет. Поэтому, когда безоглядно ругают врачей, надо думать и об этом.

В дверь постучали: «Марина Владимировна, там…»
Извинившись и попрощавшись, врач Воронкина выбежала в коридор, не забыв тонометры.

Беседовала Стелла МАРЧЕНКОВА

Рубрикатор газеты "Реут":