06.10.06 Пока не подошли наши "Катюши"

Прорваться к Москве, захватить её к середине октября 1941 года и быстро завершить войну у гитлеровского командования не получилось. Ставка Верховного Главнокомандования, своевременно вскрыв планы врага, направила на защиту столицы и на помощь жителям Москвы и Подмосковья до 80 процентов всех выдвигаемых из глубины страны войск.

Немалое значение в срыве наступления немецко­фашистских войск сыграли и добровольческие народные формирования. В соответствии с решением Правительства СССР с 25 по 28 июля 1941 года во всех районах г. Москвы и Московской области были сформированы 87 истребительных батальонов общей численностью 28500 человек, из них 36 – в Московской области.

В Балашихинском районе 25­й истребительный батальон начал формироваться с 12 июля 1941 года по указанию областного комитета партии. В Балашихе, Реутове и Железнодорожном формировались роты, которые и составили 25­й истребительный батальон. Формирование шло по принципу добровольности от каждого предприятия, организации или школы.

Ориентировочная разверстка, которая была дана во все местные органы власти, в первый же день была перекрыта. В райком поступило более 200 заявлений. В реутовскую роту шли ответственные работники, специалисты, но больше всего стремились попасть сюда старшеклассники.

Реутовцы относились к формированию истребительного батальона весьма положительно. В отношении подбора людей в батальон был положен принцип устойчивости. При записи каждого спрашивали, согласен ли он идти на то, на что идет, не боится ли? Указывалось, что истребительный батальон – это часть НКВД, и поэтому он должен быть передовой воинской организацией, показывающей пример дисциплины и преданности. Отбирались лучшие и надежные люди. Когда подбиралась кандидатура комиссара батальона, а им стал реутовец Иван Алексеевич Брыкин, тогдашний второй секретарь райкома комсомола, ему было задано много вопросов, в их числе были и такие: «… приходилось ли смотреть смерти в глаза; не боится ли он; и если придется идти в бой, сможет ли он подобрать людей и отвечать за них?…»

В архиве нашего музея сохранилась выписка из «Именного списка личного состава истребительного батальона Балашихинского района Московской области» – список членов реутовской роты. В основном, это были ребята допризывного возраста, 1925­1927 годов рождения. Из всего списка только 10 человек были в возрасте от 25 до 40 лет. Всего через 25­й истребительный батальон прошло около 800 человек. Реутовская рота располагалась в доме №6 по улице Новой вместе со штабом МПВО. Этот дом и сегодня еще стоит. И когда я прохожу мимо него, с уважением смотрю на старый дом, помнящий страшные годы войны.

В целях закрепления постоянного состава и прекращения текучести в батальонах Постановлением ГКО «О мерах по борьбе с десантами и диверсиями противника в г. Москве и прилегающих районах» бойцы истребительных батальонов освобождались от мобилизации в Красную Армию и призыва в народное ополчение; освобождались от работы на предприятиях и в учреждениях, с постоянным содержанием их на казарменном положении и с оплатой за счет производства. За каждым истребительным батальоном закреплялось по 4­5 грузовых автомашин для выброски резерва в момент воздушной тревоги; по 15­20 лошадей для несения службы разъездов в пунктах вероятной высадки десанта. Бойцы батальонов были снабжены форменной одеждой и специальными удостоверениями личности. Личный состав истребительного батальона был снабжен шанцевым инструментом. К каждому батальону было прикреплено по 15 чекистов.

Нам известно, что командирами батальона были Сергей Сазонов, Иван Захарий и капитан Кудрявцев. Комиссаром батальона был Иван Брыкин. Реутовскую роту возглавлял А.И. Зубков. В реутовской роте в списках значился и сын командира батальона Анатолий Захарий.

Учеба была короткой, всего месяц. Будущие воины осваивали технику подрывного дела, учились обращаться с оружием. У каждого отряда было свое назначение: по уничтожению вражеских танков; по сбору и уничтожению немецких листовок, сброшенных с самолетов; был также отряд уполномоченных для организации групп содействия батальону.

Передо мной лежит подлинный документ, выданный младшему командиру Балашихинского истребительного батальона реутовцу В.А. Галову Управлением НКВД г. Москвы и Московской области за №347 о том, что он «направляется в Ивановский с/совет для организации групп содействия батальону, а также просят о выдаче ему списка на граждан рождения 1927 г. (мужского пола) и просят оказать т. Галову в проводимом мероприятии полное содействие и помощь». Подпись: командир батальона капитан Кудрявцев. Не по годам взрослые, ребята готовились к смертельной схватке с врагом.

Группы бойцов истребительного батальона несли караульную службу – «прочесывали» места вероятной выброски десанта, задерживали подозрительных, уничтожали сброшенные с немецких самолетов листовки, которых на Реутов было сброшено немало, уходили на подкрепление частей Советской Армии, вели разведку противника для 42­й дивизии, проникая в расположение врага, навязывали ему бои.

Из воспоминаний Павла Вдовина: «В середине октября меня вызвали в штаб дивизии. Задание было коротким: «Подбери группу из шести ребят. Километрах в пятидесяти от Звенигорода железнодорожный мост, его необходимо взорвать. Несколько групп не вернулись с задания. Самолетам тоже не удалось: охраняют зенитки. Метров за сто от моста вырублен лес, подойти трудно. Сдайте на хранение документы, приступайте к подготовке…»

Через линию фронта нас провели фронтовые разведчики. В этой группе были реутовцы Алексей Собакин и Алексей Цветков. Линию фронта перешли удачно. Четверо суток мы наблюдали за местом, выжидая момент. И этот момент наступил. При смене немецкого караула на середине моста мы в считанные секунды сняли караул, ворвались в один из блиндажей и уничтожили перепуганных фашистов. В тот момент, когда к мосту приближался вражеский эшелон, мост был взорван.

Весь следующий день мы отсиживались в лесу. Возвращались через линию фронта на следующую ночь. При переходе нас обнаружили немецкие часовые. Осколком мины тяжело ранило Алексея Цветкова. Так, под беспрерывным огнем, и доползли мы до своих окопов. Уже на своей территории узнали, что мы пустили под откос вражеский эшелон с пятьюдесятью танками. За эту операцию вся группа была представлена к награде орденами Красной Звезды, а я, как старший группы, – к ордену Красного Знамени».

Важным событием для 25­го истребительного батальона явилось участие в параде на Красной Площади 7 ноября 1941 года.

Из воспоминаний ветерана войны и труда, участника парада А.А. Кузовкина: «Всю жизнь буду помнить этот поистине исторический парад. Только подумать: враг у стен Москвы, а мы, советские люди, торжественно отмечаем 24­ю годовщину Великого Октября! Как же надо было верить партии, правительству, в свою Победу, чтобы в такие тревожные дни устроить парад и прямо с него отправиться на фронт. И ведь мы разгромили врага, да еще в его фашистском логове». Прямо с парада войска и воины истребительных батальонов уходили на передовые позиции…

Вот один из боевых эпизодов отряда. «Фашисты под Рузой построили мощный оборонительный рубеж, чтобы отсюда развить свое наступление на Москву. Сорвать замысел противника – такова была задача и для нашего 25­го истребительного батальона», – так начал свой рассказ комиссар истребительного батальона Иван Брыкин в районной газете «Большевистский путь» от 2 января 1942 г. – «Необходимо было овладеть деревней Кожино, которая возвышалась над местностью. Для многих молодых бойцов это было боевым крещением. Смелость и решительность, с которой дрались наши бойцы, позволила целые сутки держать высоту, пока не подошли «Катюши». За время боев в деревне Кожино бойцы батальона захватили 6 противотанковых ружей и две пушки, 4 станковых и 11 ручных пулеметов, 3 миномета, 12 автоматов, 400 мин, 250 снарядов, десятки винтовок, 2 автомашины, 2 мотоцикла, 2 велосипеда. Уничтожено два ДЗОТа с расчетом и материальной частью. Истреблено до 100 солдат противника, захвачены в плен 3 немецких ефрейтора. Командир фронтом генерал Говоров писал: «Поздравляю, отличившихся наградить».

В этом бою участвовал и слесарь Реутовской прядильной фабрики, боец батальона Сергей Илюшин. Он был среди атакующих. Обнаружив скрытый вражеский блиндаж, он не растерялся. Забросав блиндаж гранатами, он уничтожил пятерых фашистов и захватил их пулемет. Раненый, Сергей не покинул поле боя, а продолжал участвовать с подоспевшими к нему бойцами в танковой атаке и лишь после этого отправился на медпункт. Но и по пути отважный истребитель успел перерезать линию связи противника.

После разгрома немецко­фашистских войск под Москвой 25­й Балашихинский истребительный батальон расформировали, его бойцы вступили в ряды действующей Советской Армии. Их можно было видеть на партизанских тропах, фронтовых дорогах. Они продолжали сражаться за Родину. Из реутовской роты истребительного батальона погибли Михаил Евтеев, Владимир Семин, Василий Скрыжов, Владимир Собакин, Иван Щербаков. Их фамилии высечены на гранитных плитах городского воинского Мемориального Комплекса «Реутовцам, погибшим за Отечество».

А. ЧУКАНОВА, директор музея, историк.
фото из архива музея
(Продолжение следует)

Рубрикатор газеты "Реут":