Звезды Майи и Лёни

Ремонт всей квартиры обошелся бы в копеечку, и решили сделать его вначале только в детской. Поклеили обои, а в центре потолка «сочинили» голубое облако – как раз под цвет люстры. Леня в задумчивости посматривал на потолок:

– А знаешь, чего-то все-таки не хватает, – говорил он Майе. – Давай еще звездочки сделаем!

Так в детской комнате квартиры Зимбулатовых рядом с голубым облачком появились синие звездочки. Виталику и Танюшке – хозяевам детской – они очень понравились. Настюше – тоже. Она хоть и самая младшая, ее кроватка стоит в комнате родителей, но детскую считает тоже своей территорией.

Майя и Леонид вместе 15 лет. Познакомились на работе. Хотя как считать – на работе или нет. Майя работала в Москве на фирме, где платили приличные деньги и вовремя, что было тогда немаловажно. Как только появилась подходящая вакансия, помогла устроиться на фирму и старшему брату. Жили они в то время по разным адресам, но связи не теряли. А у брата был друг…

Из столицы в Реутов они переехали по предложению дяди Леонида. Он десять лет назад остался один, да и здоровье подкачало. Как инвалид, он нуждался в постоянной помощи, но более всего – во внимании.

В Реутове им нравится – чистый и современный город, Москва рядом, и на дачу ездить удобно.

– С работы я ушла, когда у нас родился второй ребенок, – вспоминает Майя. – У меня не было ни минуты сомнения в том, что я поступаю правильно. Не было и сожаления, что оставляю работу. Не потому, что она мне не нравилась: она была связана с компьютерами, и было очень интересно, но я выбрала дом. Нет, неправильно говорю – это дом выбрал меня.

Вот как-то недавно в одном из журналов я прочитала, что женщина, посвятившая себя дому, – это несостоявшаяся личность. Категорически с этим не согласна. Дети, они ведь не только много берут, но и много дают. Я, кроме своей, как бы проживаю еще три жизни. В них есть и свои открытия, и свой восторг, и свои печали.

И я не согласна, что нам, женщинам, воспитывающим троих и более детей, определили статус «неработающих». Еще как работаем! С утра и по позднего вечера.

Как у меня проходит обычный день? Встала, проводила на работу Леню, приготовила завтрак для детей, подняла их. Чистим зубы, одеваемся, собираемся. Старших отправила в школу, младшую – отвела в сад. Вернулась домой. Покормила дедушку. Прибралась, разобралась с детской одеждой – что стирать, что чинить, если надо – сбегала в магазин, опять встала «к станку» – готовлю обед. Пришли дети. Накормила. Потом иду с Танюшкой в музыкальную школу или на танцы, проверяю уроки у Виталика, а там уже за Настей в сад пора. Привела. Пришел наш папа. Готовлю ужин, час-два – и детей укладывать надо. Это внешняя сторона. А ведь с каждым поговорить надо. И об уроках спросить, и о друзьях, и узнать, почему сегодня ребенок хмурый и что его заботит. И спросить, когда они едут на экскурсию с классом и что сказала учительница…

Но мне все это нравится. А больше всего мы любим с детьми гулять, ездить в зоопарк, на разные праздники и экскурсии. В прошлом году все вместе регулярно ходили в бассейн. В этом году, правда, реже, но все равно ходим.

У нас уже были Виталик и Танюша, а мы мечтали о третьем ребенке. Два раза беременела, но не донашивала. Когда должна была появиться Настюша, то сразу к доктору не пошла, а только где-то на третьем месяце. «А зачем вам третий?» – искренне изумлялись врачи. Зачем? Нужен! И третий, и четвертый и десятый… Дети – это наша жизнь.

Ну, насчет десятого – это я, наверное, погорячилась, а муж так еще об одном сыне мечтает…

Я думаю, что государство наконец разворачивается в правильную сторону. До чего это мы дожили, что три ребенка – это уже что-то необыкновенное! В семье моих родителей было трое детей, и это не считалось чем-то необыкновенным: нормальная обычная семья…

Только не заговорили бы, не заболтали бы хорошее начинание. Вот я совершенно не согласна с тем, что базовый материнский капитал какой-то виртуальный. Деньги-то на детей нужны сразу, и немалые. Рожала пер-
вых – получила оплаченный дородовой и послеродовой отпуск. А вот Настюшу носила уже как «неработающая» и, естественно, ни копейки не получила. Единовременная материальная помощь – тысяча рублей. Спрашивается, что на эти деньги можно купить – четыре упаковки памперсов? Сейчас на каждого ребенка в многодетной семье государство выплачивает 150 рублей ежемесячно. В школьном буфете булочка стоит 10 рублей. Так этого пособия хватит только на то, чтобы через день ребенок покупал булочку. Кто такие пособия определяет, мне непонятно. Не надо открывать Америк – в странах, где заботятся о будущем, женщинам, воспитывающим детей, государство платит «зарплату» 200-300 долларов. Вот это реальная помощь и реальная забота.

Майя вспоминает ситуацию, когда муж переходил с одного места работы на другое и неожиданно на несколько месяцев оказался безработным. «Тяжело было… Но у нас в Реутове хорошие руководители. Пошла я в администрацию. Спасибо Анне Васильевне Бабаловой – заместителю главы администрации. Выписали мне немного денег, и эта помощь нас очень выручила. А потом все наладилось».

В семье Майи и Леонида Зимбулатовых лишних денег нет, но есть два холодильника, полные короба игрушек, вороха детской одежды, много цветов. Мебель, первая машина – из тех, доперестроечных, времен. На новую машину долго откладывали, заняли деньги у друзей, помогли родственники, и, наконец, купили.

Основной кормилец – папа, пенсия дедушки – тоже подспорье.

…Допоздна горит свет на кухне Зимбулатовых. Майе и Леониду о многом надо поговорить, многое решить. В квартире сонная тишина – все трое детей наконец угомонились. Интересно, что им снится? Может быть, синие звезды?

Наталья Хмелевская.
Фото С. Плаксиной

Рубрикатор газеты "Реут":