21.09.07 Национальный гений академик Владимир Челомей

(Продолжение. Начало в №26-36).

21.09.07 Национальный гений академик Владимир ЧеломейВетеран ракетной техники Владимир Хозиков вспоминал:
– В первые послевоенные годы в нашей стране передовая научная мысль сплошь и рядом соседствовала со средневековым мракобесием! Завод №88 в Подлипках, выделенный в качестве базы для организации ракетного производства, поражал убожеством и нищетой: примитивное оборудование, грязь, разграбленные цеха… Ничего общего с тем, что «советские ракетчики» только что увидели в побежденной Германии! С той же проблемой столкнулся и Валентин Глушко: его завод №456 в Химках выглядел, словно переживший вражеское нашествие – не отапливался с 1941 года, не снабжался электроэнергией, цеха были захламлены почти под крышу, коммуникации разрушены, помещения для размещения КБ и испытательных лабораторий отсутствовали… Страшное дело!
Такими были стартовые условия для уже начавшейся ракетной гонки.

3 августа. В ОКБ Семена Лавочкина завершается переоборудование пяти истребителей Ла-11 на ПуВРД Владимира Челомея. А затем – и облет перед участием в воздушном параде в традиционный День Воздушного флота.
А уже 18 числа наши асы демонстрируют новинку москвичам и находящемуся на трибуне аэродрома в Тушино Сталину.
Стоящий под правительственной трибуной Сергей Королев вдогонку пролетевшему звену самолетов кивает стоящему рядом ветерану РНИИ Юрию Победоносцеву:
Это мы уже проходили!

Осень. В МВТУ имени Баумана начинается подготовка студентов по новой, секретной специальности «Ракетостроение». Первую, вступительную лекцию, им читает Сергей Королев, иллюстрируя свой рассказ примерами из немецкого опыта.

* * *
Испытания модифицированной модели снаряда 10Х переносятся с полевого аэродрома под Сталинградом на только что созданный ракетный полигон Капустин Яр в Астраханской области. Методика пусков с двух самолетов – носителей остается прежней; оживление в «тактический фон» вносят лишь реактивные истребители сопровождения, участие которых в испытаниях теперь становится обязательным.
Носители в процессе работы меняются: на смену традиционному Пе-8 приходит Ту-2; его сменяет стратегический Ту-4… Но вскоре появляются и новшества: у самолета–снаряда появляются съемные крылья; на корпусе его устанавливаются по два ПуВРД; хвостовое оперение становится двухкилевым… Идущая серия заканчивается и вовсе внушительно: снаряды подвешиваются не по одному на самолет, а по два – под каждым крылом.
Начальник испытательной бригады из ОКБ Челомея не скрывает гордости за фирму:
– Спорю с любым желающим на ящик коньяка: все кончится тем, что наш 10Х новейшей модели потащит на цель Ту-4, а не наоборот! Помяните мое слово.
Желающих спорить с ним не находится.

* * *
В сентябре Сергей Королев отстреливает 11 Фау-2, собранных еще в Германиии. Пять пусков оказываются успешными, за что участвующие в испытаниях немецкие спецы получают канистру чистого спирта. Попробовав «огненную воду», бывшие сотрудники Вернера фон Брауна кричат на всю степь:
Шнапс – это карашо, шнапс – это дрюжба!…
Первый удачный пуск будет проведен 18 октября.

14 октября. Ракетный самолет «Белл-Х-1» впервые преодолевает звуковой барьер, развив скорость 1212 км/час. В этом полете летчик-испытатель Чарльз Игер, поднявшись с помощью носителя В-29 с высохшего озера Роджерс в Калифорнии на остроносой машине, снабженной тонким прямым крылом малого удлинения, изготовленным из нержавеющей стали, на высоту 11,3 км, после отцепки разгоняется в пикировании и затем планирует на посадку.
Ноябрь. Владимир Челомей получает из Госкомитета по оборонной технике материалы аванпроекта баллистической ракеты Р-3, создаваемой ОКБ-1 С. Королева. Для Владимира Николаевича самым интересным в нем оказывается не расчетная дальность стрельбы, равная трем тысячам км, а переход со спирта на керосин. Поняв, что с его мнением в инстанциях считаются, Челомей с этого дня исподволь приступает к сколачиванию надежной кооперации фирм-соисполнителей в рамках собственной тематики, ориентированной на дальнюю перспективу. И интуиция его, как всегда, не подведет.

* * *
В эти дни Вернер фон Браун заканчивает работу над рукописью «Марс-проект», технические моменты которой он через 17 лет уверенно реализует в программе «Сатурн-Аполлон». В первую очередь это относится к последовательности выполнения этапов лунной экспедиции.
Конец года. США начинают практические работы по самолету «Регулус-1» с атомным зарядом. Кроме этого, у них уже в работе и самолет-снаряд «Лакросс». ОКБ Артема Микояна начинает самостоятельную разработку авиационной крылатой ракеты. В исследовательском центре ВВС в Лэнгли (США) завершено строительство гиперзвуковой аэродинамической трубы, ценность которой для развития авиационной науки и техники невозможно переоценить.
Председателем госкомиссии по испытаниям крылатых ракет перспективных типов назначается соратник Валерия Чкалова по довоенным рекордным полетам генерал Лев Гайдуков.

1948 год. 28 января. На полигоне производится первый пуск самолета-снаряда 16Х с носителя Ту-2, с участием испытателей ЛИИ имени Громова. А с июля по декабрь в Ахтубе будет проведена серия из шести пусков.

18 мая. Владимир Челомей продолжает удивлять военных неистощимостью своей фантазии конструктора: именно сегодня он начинает в подмосковном Софрине испытания снаряда 10Х с наземного стенда. Всего выполняется шесть пусков.
Этот месяц знаменателен для его ОКБ пиком творческой активности: завершается эскизное проектирование нового самолета-снаряда для генерального заказчика – таинственного Спецбюро №1 Минвооружения, в котором, по упорным слухам, работает сын могущественного шефа НКВД Лаврентия Берии, Сергей. Однако, набирающие силу аппаратные игры в коридорах власти делают свое подлое дело, и за базовую конструкцию принимается… реактивный истребитель МиГ-9! Доставляемый к цели на подкрыльевой подвеске на Ту-4 для пусков по ней на дальностях до 90 км.
Челомей относится к факту отключения капризного Заказчика философски:
– Как говорят в народе, баба с воза – кобыле легче! Мы никому в партнеры не набиваемся. Но они – чует мое сердце – поставили явно не на ту лошадь: пока приглянувшийся им аэроплан додребезжит до цели, шустрые американцы его сто раз грохнут ракетами «воздух-воздух», которые у них уже поставлены на поток…
И, сделав выразительную паузу, заканчивает мысль:
– Делать ставку на вчерашний день аэродинамики, аппарат, движок которого не имеет резервов мощности – форменное безумие! А впрочем – о чем это я: именно о таких творцах сказал известный поэт: «Простые советские люди повсюду творят чудеса!» Поживем – увидим!

19 июня. На стол Сталина ложится добытая советской разведкой в недрах Госдепартамента США инструкция Совета национальной безопасности и Комитета начальников штабов на случай начала атомной войны с СССР: «Целями в этом решающем столкновении являются полная декоммунизация советской России, разрушение её экономического и военного потенциала и расчленение на части; насаждение нового общественного порядка во всех странах социалистического лагеря; разгром международного коммунистического движения – агентуры и идеологической опоры Кремля».
Дочитав текст перевода, Сталин поднимает глаза на сидящих вдоль стен его мрачного кабинета членов Политбюро ЦК:
– Ишь чего захотели! А этот Трумэн, оказывается, еще и большой нахал. Ну, ничего, подавятся!

2 августа. Владимир Челомей окончательно осознает, что избранная им тематика (самолеты-снаряды) – это не та ниша в «оборонке», в которой ему будет позволено безоблачное существование и спокойное развитие. Именно сегодня выходит постановление Совмина за №2922-1200, которым создается для Челомея не формальный, а настоящий конкурент, о котором теперь ему придется все время помнить и, разумеется, с которым необходимо будет считаться. Этим документом разработка самолета-снаряда (условный индекс КС) поручается авиационному ОКБ Артема Микояна и его фирме в Дубне, которой достанется создание берегового варианта той же ракеты – комплекса «Стрела».
Проект КС становится объектом пристального, заинтересованного внимания со стороны В. Челомея, и он принимает меры к тому, чтобы всегда быть в курсе происходящего у его конкурента. Уже через месяц картина «творческого замысла» Артема Микояна проясняется: в эскизный проект «объекта КС», разработкой которого руководит Михаил Гуревич, закладывается использование двигателя РД-20 (копии трофейного немецкого БМВ-003); носителем двух снарядов КС намечается Ту-4; дальность стрельбы составляет, согласно заданию, около 190 км. Несколько позднее двигатель БМВ заменит отечественный аналог английского двигателя «Дервент».

Сентябрь. Сергей Королев приступает к новой серии пусков ракеты Р-1 (копии Фау-2), на этот раз – целиком изготовленной на его опытном производстве на заводе №88 в Подлипках. Результат, к сожалению, не оправдывает ожидания руководства: восемь ракет из девяти не долетают до цели либо взрываются.

* * *
В уходящем году имеет место множество других событий, достойных упоминания.
Так, ОКБ В.Челомея в инициативном порядке прорабатывает в чисто концептуальном плане первые варианты привязки крылатых ракет будущего к их носителю нового типа – боевому кораблю. По согласованию с Главным штабом ВМФ, с целью накопления проектантами опыта, в качестве носителя ракет выбирается эсминец «Бедовый», на котором выбирается место размещения ракетного комплекса. Для этого, оказывается, необходимо удаление с корабля башни главного калибра!
Но главная цель Челомеем в этом дальновидно затеянном эксперименте достигается: появляются в КБ первые спецы, знакомые с флотской тематикой; они посещают несколько «плавсредств на Черном море и Балтике».
В системе ВМФ в этом году организуется Управление ракетного вооружения во главе с его первыми начальниками А.М. Брезинским, Б.В. Липатовым и
И.Г. Ивановым – будущими адмиралами. Организуется и НИИ ракетного профиля под началом контр-адмирала
Н.А. Сулимовского.
В Ленинграде организуется жутко секретное СКБ-143 судостроительного профиля, с перспективной тематикой (атомные подводные лодки). В этот момент Владимир Челомей еще не подозревает, что однажды произойдет замыкание его ОКБ на этот коллектив, причем не случайное, а именно на многие годы, соединив их творческие судьбы.
В конце года ОКБ-1 С. Королева начинает проектирование новой ракеты Р-2 с удвоенной дальностью стрельбы. Ознакомившись однажды с ее характеристиками, Владимир Челомей мимоходом заметит соратникам:
– Ничего интересного, товарищи: с фантазией у Сергея Павловича не густо! Новое «изделие» – это, на мой взгляд, та же матрешка, только в новом сарафане!
И, наконец, упомянем о том, что именно в этом году в США на официальном уровне высказывается идея поражения объектов стратегического значения с помощью орбитальных атомных бомб.

(Продолжение следует).
Михаил Руденко, академик.

Рубрикатор газеты "Реут":