Подвиг разведчика

Этот бой надолго останется в памяти однополчан рядового Александра Колесникова и старшины Вячеслава Коновалова. Высота 716,6 на севере поселка Роган-Кажа была укреплена чеченскими боевиками так, что представляла собой настоящую неприступную крепость.

Важность высотки заключалась не только в том, что она являлась господствующей, но и в том, что с нее можно было контролировать дорогу на населенный пункт Беной, по которой боевики беспрепятственно получали всё необходимое для ведения активных боевых действий против федеральных войск…

Прошло время, и боевики «покинули» высоту – подразделения части офицера Сергея Журонова «очистили» от чеченских бандитов крутые сопки.

Но мало освободить 716,6-ю. Необходимо было еще провести разведывательно-поисковую операцию.

В состав группы вошли саперы и разведчики. На бандитскую засаду нарвались поблизости от злосчастной высоты. Против нашей группы начали «работать» четыре снайпера, три пулеметчика и около десяти гранатометчиков. Кинжальный огонь велся в упор, со ста метров. У командира роты старшего лейтенанта Родиона Цилюрика в первые же минуты боя появились потери: тяжело ранили в голову старшину Славку Коновалова.

Снайпер засек старшину, когда военнослужащий попытался осмотреться и определить месторасположение огневых точек противника. Пуля-дура, пробив «сферу», тяжело ранила воина. Полковник С. Журонов решил выслать на помощь группе подкрепление – бронетранспортер. Бой шел почти врукопашную. Боевики наседали на горстку смельчаков, но не могли сломить сопротивление парней.

Когда бэтээр развернулся и прикрыл железным бортом раненого старшину, разведчик – рядовой Александр Колесников – бросился через простреливаемый насквозь пятачок к упавшему товарищу. Вынес бы он Славку, да чеченские злые пули помешали. Одна из них впилась смертоносным жалом в уже умирающего старшину, а вторая – разворотила, разорвала в клочья застиранный до дыр камуфляж Сашки Колесникова.

Ожесточенный бой тем временем продолжался. Солдаты, занявшие «высотку» 716,6, превратили засаду боевиков в большие воронки, рваными краями обозначающие те огневые точки, которые недавно занимали чеченские бандиты…

Полковник Сергей Журонов представил погибших солдат к званию Героев Российской Федерации. Вскоре пришли награды – ордена Мужества. Воины удостоились их посмертно.

В подразделениях, где проходили службу Вячеслав Коновалов и Александр Колесников, мужественных мальчишек помнят и чтят.

Бывший командир батальона офицер Олег Горубин показал мне в свое время стенд, на котором было  стихотворение, написанное рядовым Александром Фугиным, – однополчанином погибших героев:

Теплое утро летнего дня,
И рокот моторов будит меня.
Уходят ребята в новый поход,
Не зная того, что засада их ждет!
И с этой дороги уже не сойти.
Вспомни, товарищ, об этом пути!
Воздух пылал, словно рядом пожарище.
Мы молча стояли над погибшим товарищем.
Бронежилет его  кровью затек.
Жизнь он свою в бою не сберег.
Принял Слава огонь на себя,
Чтоб не погибли его же друзья.
Снятые «сферы», ребята молчат,
Только сердца учащенно стучат.
Был паренек, а теперь его нет!
Мама с сестренкой ждут дома ответ.
Ждут дома ответ от сынка своего,
Надеясь, что все у него хорошо.
Но только не сможет ответа послать –
Навечно рука перестала писать.
Жизнь потерял он в неравном бою.
Нет его больше с нами в строю!
Нет его больше в роте шестой,
Но в наших сердцах он навечно живой!

Дрожь пробирает от этих бесхитростных строчек. В них заключена вся безутешная боль от гибели того, кто еще вчера с тобой рядом делил банку тушенки и краюху хлеба; с кем ты еще вчера смеялся над армейским анекдотом; с кем сочинял и писал письма девчонкам, оставшимся «там» – «на гражданке»…

Рядовой Вячеслав Коновалов с 11 января 1995 года принимал участие во взятии бандитских «крепостей» – Грозного, Шали, Белоречья. За мужество и отвагу, проявленные в боях за высоты 388,8 (поселок Голайты) и 716,6, смелому солдату было присвоено воинское звание «младший сержант».

В экспозиции памятного стенда – пробитая пулей защитная «сфера» старшины. Снайперу удалось «достать» Славку Коновалова только потому, что огонь велся буквально в упор...

Стенд друга Славы – рядового Александра Колесникова – такой же простой, без показной агитации-помпезности, суровый. На земле, привезенной с места ожесточенно-смертельного боя, – алюминиевая звезда в обрамлении стреляных гильз из КПВТ.

Старшина разведывательной роты прапорщик Петр Блохин рассказал, что герой навечно зачислен в списки элитного спецподразделения…

Александр Колесников похоронен на военном кладбище в Воронеже, рядом с могилами однополчан, выполнявших свой воинский долг в стреляющей Чечне…

Майор А. КИРИЛЕНКО