27.07.07 Национальный гений академик Владимир Челомей

(Продолжение. Начало в № 26-28)

17 августа. Около полуночи английская авиация наносит сокрушительный бомбовый удар по Пенемюнде. В налете, оказавшемся неожиданным для ПВО полигона, участвуют 597 бомбардировщиков В-17, которые без помех сбрасывают 1593 тонны фугасных и 281 тонну зажигательных бомб. Немцы теряют 732 специалиста-ракетчика и членов их семей в поселке испытателей.
Разрушаются 50 из 80 служебных зданий, электростанция и цех производства жидкого кислорода-компонента топлива для ФАУ-2. Потери англичан составляют 42 самолета.
Осень. Тем временем испытания ФАУ-1 продолжаются с большим размахом:
– первый пуск снаряда выполняется с бомбардировщика Не-111 в режиме «летающей бомбы» по кораблюмишени, стоящему на якоре у побережья Балтийского моря;
– СС отбирает в лагерях для военнопленных 70 кандидатов для полетов на пилотируемых ФАУ-1, якобы снабженных катапультами для спасения после вывода снарядов на цели. С обещанием освобождения после победы в войне. Номинально командует этой зондеркомандой смертников сам Отто Скорцени. К концу года будет построено 54 снаряда, снабженных пилотскими кабинами, для которых кадры готовятся на аэродроме в Данненберге.
К счастью для смертников, до их полетов на реальные цели дело так и не дойдет. Полностью готовые к применению ФАУ-1 23 апреля 1945 года захватят американцы и вывезут за океан наряду с почти 700 «обычными» снарядами данного типа. Но и Красная Армия окажется не лыком шита: ее передовые отряды, наступающие в Польше, обнаружат один неразорвавшийся ФАУ-1, запущенный немцами с острова Узедом. О дальнейшей судьбе столь ценного трофея автору ничего неизвестно.
18 октября. В этот день доходит дело до испытаний ФАУ-1 с самолетов-носителей «по полной программе»: в их качестве используются бомбардировщики До-215, До-217,Фокке-Вульф-200 и Не-111. Последний из них окажется самым массовым, использованным немцами в войне.
Примерно в это время профессор Р.Госслау предлагает срочно создать истребитель с двумя ПуВРД, который до конца войны будет испытан в полетах, но до его постановки на серию дело так и не дойдет. Тяга двигателя ПуВРД тем временем к концу текущего года будет доведена до 500 кг, а к весне 1945 года даже до 660 кг. В это же время к массовому выпуску ФАУ-1 готовятся 4 огромных завода: самый крупный из них – подземный «Миттельверке», расположенный в окрестностях Нордхаузена, который будет «на ходу» захвачен американцами, а несколько десятков готовых снарядов – сняты ими с конвейерной линии и вывезены за океан. После чего разграничительная линия между оккупационными зонами по соглашению будет перенесена западнее, и завод со всем оборудованием и техдокументацией, найденной в штольнях запрятанной в тайниках, достанется Советскому Союзу. Другие заводы по изготовлению ФАУ-1, запускаемые с этой целью в рейхе, находятся в городах Хам, Фаллерслебен, Магдебург и Шенебек. Производство обеспечивается отлаженной до автоматизма кооперацией 50 фирм.
На специально проведенном совещании руководителей заводов Герман Геринг заявляет тоном, не допускающим возражений:
– Ваш священный долг перед фатерляндом – довести выпуск «оружия возмездия» до 50 тысяч штук в месяц! 750 ракетчиков уже готовы к его использованию в войсках!…
16 ноября. На текущий момент на побережье Ла-Манша уже развернуто 100 огневых позиций ФАУ-1, нацеленных на объекты в Восточной Англии. Немецкие ракетчики не знают, что английские ВВС уже имеют приказ нанести по ним удары, начиная с 5 декабря. С декабря этого года до окончания войны немцы запустят по Англии 8070 ФАУ-1, из которых поразят цели 30% снарядов. Средствами ПВО будет сбито их 46%, а по техническим причинам потеряно еще 25%.

* * *

Тем временем Владимир Челомей с предельным напряжением сил продолжает разработку ПуВРД в условиях, когда ему абсолютно ничего неизвестно о событиях, относящихся к работам немцев в этой области. Реагируя на установку самого наркома А.Шахурина, он расширяет фронт работ и теперь проектирует не только сам двигатель, но и «беспилотный самолет» в целом, что многократно усложняет решение поставленной перед ним задачи. В центре внимания разработчика – система всасывания и выхлопа, автоматически управляющая рабочим процессом в двигателе. Что поразительно: при расчетах Владимир Николаевич формулы механики применяет к процессам горения(!). Элементов новизны в его проекте хватает: это и пороховой
старт создаваемого им аппарата, и множество других оригинальных технических решений, свидетельствующих о его самобытности и зрелости как разработчика.
1944 год. Конец января. В один из дней нарком Авиапрома А.Шахурин напрямую соединяется с Владимиром Челомеем, формально интересуется делами и переходит к единственной цели разговора – предлагает «в интересах форсирования работ по «объекту» перенести их вместе с разработчиками в специально создаваемый для решения этой задачи НИИ-2».
– При условии передачи руководства проектом Артему Микояну, которого вы прекрасно знаете, – уточняет он.
При всей внезапности «нападения», Челомей сохраняет самообладание и спокойно парирует:
– Боюсь, что желаемого ускорения работ не произойдет! Для Артема Ивановича это проблема новая, он – не двигателист и, кроме прочего, у него своих проблем, по моим сведениям, хватает.
– Вы не горячитесь, советую подумать, – сухо произносит нарком, и в трубке слышатся короткие гудки…
Февраль.
В Германии на секретной базе у Скорцени начинается подготовка 120 добровольцев для полетов на ФАУ-1. Отдельно обучение проходит отряд смертников, отобранных в лагерях военнопленных среди сбитых пилотов союзников.

* * *

В один из дней Владимира Николаевича вызывают к Шахурину, который без дипломатии сообщает ему о непреклонной воле Сталина:
– Он ждет от вас четких, деловых предложений, и главное – решительных действий, так как, судя по многим признакам, угроза нанесения немцами ракетных ударов (особенно по Ленинграду) быстро возрастает.
Челомей покидает кабинет наркома окрыленным:
«Похоже, наступил мой час!» – уверен он.
Проходит еще несколько дней, и в ЦИАМ поступает секретное задание на разработку самолета-снаряда 10Х с ПуВРД. Но в июле произойдет непоправимое: разработка вместе с «носителем творческого замысла» Челомеем, автором ПуВРД, передается в НИИ-2 Наркомата вооружения, расположенного в подмосковном Владыкине, которым руководит специалист по «катюшам» Юрий Победоносцев.
Апрель.
В один из дней Владимира Челомея соединяют со Сталиным, который интересуется:
– Скажите, только откровенно: имеет ли смысл использовать ваш самолет-снаряд в войне?
Челомей готов к ответу:
– Нет, товарищ Сталин: эффективность поражения ими объектов противника на текущий момент явно недостаточна, а вот жертвы среди мирного населения будут большими. Да и наш Ер-2, уже обозначенный в качестве носителя снаряда 10Х, сегодня поднять и доставить его к цели не может ввиду недостаточной мощности его моторов.
– Означает ли это, что тематика ваших работ для нас потеряла актуальность? Я правильно вас понял?
– Нет, товарищ Сталин, я так не считаю: дело не в необходимости для нас сегодня иметь на вооружении конкретное оружие, изделие 10Х, а в разработке ракетного оружия в широком, государственном плане! То, что сделано по ракетам в Германии, свидетельствует о чрезвычайной важности, перспективности ракет в любых войнах будущего! И мы с вами к этому должны готовиться уже сейчас, чтобы 1941 год больше никогда не повторился!
30 апреля.
Владимир Челомей узнает из еженедельной сводки Разведуправления Генштаба о том, что на текущий момент заводами Германии уже произведено 1500
ФАУ-1.
15 мая.
В.Челомей узнает от знакомого генерала из Наркомата обороны о том, что на текущий момент в Красной Армии «в боевом строю» 2952 генерала.

* * *

По совпадению, в этот день фюрер подписывает приказ о начале «немедленного» ракетного нападения снарядами ФАУ-1 на Англию. Указана в документе и «норма расходования оружия возмездия»: 100 пусков снарядов ежедневно. В примечании оговаривается, что при радиообмене командиров ракетных частей с командованием ФАУ-1 следует именовать условно «майскими жуками».
(Продолжение следует)

Академик Михаил РУДЕНКО
Рубрикатор газеты "Реут":