22.06.07 Мы детдомовцы – дети не пришедших с войны

«Нас называют детьми войны. Войдя в наше детство, война осталась с нами навсегда. Мы невольно соизмеряли всё, что было дальше, с теми тяжелыми годами,.. с потерей близких и родных людей, что мы в полной мере ощутили и осознали позже.»

Леонид Веденьёв

Много героических подвигов было совершено на полях сражений, много бед и лишений испытал наш народ. Сироты войны – это частица великого народа, претерпевшая небывалые беды, выжившая и служившая своему Отечеству долгие годы. Пусть рассказ об этих людях будет услышан.

Картинная галерея в Реутове. Гобелены и картины приковывают внимание. За накрытыми столиками, не совсем привычно для себя, сидят поседевшие женщины. У этих людей прошедшая шестьдесят с лишним лет назад война отняла всё: и отца, и мать, и кров.

Встречу открыла заместитель администрации города Анна Васильевна Бабалова. Очень приятно было услышать от высокого представителя городской власти оценку работы, проделанной Аллой Дмитриевной  Беловой по кропотливому поиску людей, которые никогда не говорили о себе, о жизненных трудностях, о той душевной боли, которую другим ощутить невозможно – вызванной потерей отца и матери.

А. Белова общую встречу начинает своими стихами.

…Всё нелегко, так много пережито,
И что тому причиной и виной?
Мы на войне прошедшей не убиты –
Мы очень сильно ранены войной.

Исполняет  песню об отце, заканчивающуюся словами:

На снимке твой лучистый взгляд.
Все говорят – мы так похожи.
Погиб ты много лет назад,
А я ищу тебя в прохожих.

Каждый из присутствующих относит эти слова и к себе.

Начинаются нелегкие рассказы о далёких годах, рассказы, которые никогда никому не были известны. (Сейчас они опубликованы в двух брошюрах). Да и как говорить Валентине Ивановне Лубенец без слёз о том, что испытала девятилетняя девочка? Эвакуированную с другими детьми из Ставрополя  в Среднюю Азию, после окончания войны её привезли назад, и  она узнала, что её мама, папа и старшая сестра погибли на фронте. Никого из родных не осталось.

Александра Алексеевна Леонова (Дубова). И сейчас перед её глазами картина в небе: немецкие бомбардировщики кружат над двумя кораблями, увозящими из Мурманска стариков и детей. Кругом пенится вода от сбрасываемых бомб, вздымающиеся волны швыряют корабль то в одну, то в другую сторону. Мамы набрасывают на глаза детей платки, чтобы они не видели этого ужаса. Но страшный взрыв и грохот заставляет всех открыть глаза и увидеть, как взрывается другой корабль и тонет вместе с людьми. Добрались до Архангельска. Вскоре у Саши и ее сестренки умерла мама и погиб на фронте отец.

Невозможно слушать рассказ Марии Будкиной о том, что перенесла она вместе с  «государственными сёстрами»: Верой Князюк, Лидией Ревенюк, Людой Масловой, Людмилой Бойко. Все они в самом начале войны остались без родителей – у кого-то отцы ушли на фронт, матери стали помогать фронту или умерли… Девочки оказались в детдоме. Война была где-то далеко и должна была скоро кончиться. Но  пришла  беда: немцы подходили  ближе, и детей решили увезти на восток. На телеги посадили младших, погрузили пищу, самую необходимую одежду, и обоз  (повозки везли лошади и волы) двинулся до ближайшей станции за четырнадцать километров. Кто был  постарше, шли пешком. Когда прибыли на станцию, там уже стоял состав, заполненный детьми. Вот-вот он тронется в путь, ждали тех, кто только что прибыл. Но тут налетели вражеские самолеты, и началась бомбёжка. На глазах у прибывших детей в воздух взлетели щепки разбомбленных вагонов вместе с тем, что оставалось от истерзанных детских тел.  Крики, ужас, волы, лошади, дети – кто-то убит, кто-то ранен. Бегут кто куда… Когда ад бомбежки закончился, вражеские самолеты улетели, детей поблизости осталось не больше половины. Взрослые собрали их: «Сейчас придет новый состав, и мы поедем». Но перепуганные дети пошли на восток пешком. Они шли, питаясь тем, что могли сорвать на полях, пили из речек, водоёмов, просили что-нибудь поесть в деревнях. Шли месяц. И вдруг на мотоциклах подкатили немцы: «Рус, партизан?» Но они буквально остолбенели, увидев этих «рус-партизан» – оборванных, чумазых, босых, лохматых, истощенных детей: «Не идите туда, там мы будем завтра. Возвращайтесь назад. Вот с этим нашим документом вас пропустят», – и немец  подал старшему мальчику бумагу с немецкой печатью. И снова дети шли целый месяц – назад. Бросились со слезами навстречу старенькому директору.

Сама рассказчица не могла говорить, слёзы её душили, она дрожала от волнения, Алла Дмитриевна практически рассказывала за неё. С судьбами разысканных за два года сирот войны она знакомилась, пронося всё через своё сердце.

ФЗУ, фабрика, работа, общежитие.

Чего можно и нужно было добиваться, детдомовцы не знали. Не у каждой сложилась семья. Образование тоже не каждая получила, хотя бы среднее. Но трудились честно всю жизнь, и вот уже на пенсии.

О себе Алла Белова говорит: «У меня-то всё было легче». Что уж там легче? Просто, оставшись без родителей в четыре года (родилась в Реутове, затем семья из Москвы эвакуировалась на Урал, где умерла мама, отец увез в деревню на Алтай, ушел на фронт и погиб), она не понимала, что происходит. Голод, холод. Искала и ждала маму. Детский дом, как и у других.   За семь лет её жизни в большом детдоме, откуда после четвертого класса детей выпускали в ремесленное училище, а седьмой класс оканчивали единицы, прибывали новые дети, 10 классов окончили всего пять человек. А несколько лет вообще не было старшеклассников. Наконец, её и еще четверых воспитанников, лучших из лучших, оставили учиться до десятого класса. Но по нелепому указу свыше их, как «незаконно проживающих в детдоме» (в стране было всеобщим только семилетнее образование) отчислили из детдома в конце апреля, не дав закончить девятый класс. Алле повезло: её приняла (уже во второй раз, первый – в пять лет) тётя, жившая в селе Удмуртской республики. До школы пятнадцать километров. Пешком туда и обратно… Способности позволили почти на все пятерки окончить школу, затем механико-математический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова. Инженер, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель России, поэт. Но как мало бывших детдомовцев, даже обладая хорошими способностями, смогли подняться высоко. Правда, не думая об этом, они честно, самоотверженно трудились.

Руководство Реутова отнеслось отзывчиво к предложению бывшей воспитанницы детдома А.Д. Беловой о том, что необходимо проявить теплоту к тем людям, кто в детстве потерял всё из-за войны – и мать, и отца, и кров.  Мы чествуем ветеранов, благодарим их за ратный подвиг. Но когда уйдёт из жизни последний ветеран, кто расскажет молодым о том, как ненавистна война, о том, что необходимо прикладывать все силы, чтобы не было войны? Давайте всё-таки, пусть с огромным опозданием, скажем сиротам войны спасибо за выживание и служение Родине.

Третий раз руководство нашего города выделяет  средства для проведения встречи полных сирот войны, которые очень благодарны за проявленное к ним доброе отношение. Быть может, откликнутся и в других городах и населенных пунктах, разыщут у себя таких людей и последуют примеру нашего города.

Алла Белова заканчивает встречу строчками своего стихотворения:

…Но солнце светит, этим не обижены,
Свет будет завтра так же, как вчера.
Мы всё перенесли, стерпев, и выжили,
А, значит, больше на земле добра.

Встреча закончилась песнями, улыбками, благодарностью за её организацию, поздравлением Аллы Беловой с юбилеем и множеством цветов.

Рая Лалцева

 

Внимание!

22 июня в 13.00 у Мемориального комплекса
«Реутовцам, погибшим за Отечество»
состоится городская акция,
посвященная Всероссийскому Дню памяти и скорби 

Рубрикатор газеты "Реут":