01.12.06 "Во французской стороне..."

Студенчество… Студенчество… Чем­то похоже на «Отечество»: так же необъятно и загадочно. Причем, если необъятны ряды студентов все­таки по воле последних (высшее образование у нас, как известно, не обязательное), то загадочность поддерживается вот уже много столетий. Потому что жить на одну стипендию – это и врагу не пожелаешь. А если и учиться, и работать, то жить­то когда?!

Впрочем, сейчас студенты многих вузов – народ обеспеченный, в их жизни осталось совсем немного места для юношеских глупостей и приключений. А раньше быть студентом было гораздо веселее.

Студенты прошлого (они же ваганты, студиозусы и вольные слушатели) не корпели над книгами и не зубрили спряжения глаголов. И день их не начинался ранним подъемом и поездкой в университет на перекладных (метро в то время еще не придумали). А выглядело это примерно так…

В одном из крупных европейских университетов, предположим, в Дрездене, собиралась группа студентов, чтобы отправиться на празднование очередного Дня города или не менее «важного» для процесса обучения мероприятия. И кто­то из них сообщал остальным, что, мол, в Сорбонне есть один профессор, который читает очень интересные лекции. «А давайте сходим послушать? – А давайте!» И дружная компания охочих до знаний студиозусов отправлялась в путь.

Дорога от Дрездена до Парижа неблизкая и нелегкая, а для молодежи она была сложна еще и тем, что, когда они проходили через маленькие деревушки, все трактирщики заколачивали входы в  кабаки досками, а благоразумные родители запирали своих дочерей покрепче. Так что студенты ночевали на сеновалах и перебивались чем придется, в обмен награждая горожан пением оскорбительных куплетов. Кое­что из творчества вагантов дошло до наших дней: и посейчас студенты распевают «Во французской стороне…» и «Gaudeamus» («Радуйся!»)

Но вот студенты добирались до желанной Сорбонны, где обнаруживали, что искомый профессор давно уже закончил курс лекций в этом университете и отправился в Дрезден, откуда они только что пришли. Так что, передохнув и вволю покутив в Париже, ваганты снова выступали в путь.

История умалчивает о том, часто ли вольные студиозусы настигали­таки профессора, но зато хранит множество упоминаний о небольших городках, подвергавшихся настоящему нашествию голодных студентов.

К сожалению, не сохранилось в истории и первого упоминания о заветной «халяве», мечте практически всех студентов на протяжении многих десятилетий. Зато есть множество анекдотов о студенчестве, и любой взрослый вспоминает эту пору не иначе, как с улыбкой на лице. Потому что даже самый заучившийся «умник» рано или поздно втягивается в вольную студенческую жизнь.

Екатерина Лозовик

Рубрикатор газеты "Реут":